Законы

Ст 37 38 ук рф

Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к статье 37 Уголовного Кодекса РФ

1. Необходимая оборона представляет собой акт правомерного социально полезного поведения человека. Она выражается в причинении разрешенного уголовным законом вреда посягающему для защиты личности и прав обороняющегося, других лиц, интересов общества и государства. Внешне вред, причиненный обороняющимся, напоминает какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК.

2. Цель необходимой обороны заключается в защите разнообразных правоохраняемых интересов.

3. В ч. 3 ст. 37 УК предусмотрено, что положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Следовательно, к сотрудникам милиции, например, без каких-либо ограничений применимы все условия правомерности необходимой обороны. Вместе с тем необходимо учитывать, что для сотрудников милиции, военнослужащих внутренних войск, сотрудников органов федеральной службы безопасности и некоторых иных категорий лиц пресечение общественно опасных посягательств является не только правом, но и служебной обязанностью.

4. Положения о необходимой обороне в полном объеме применяются и в том случае, когда у лица есть возможность избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Поэтому человек, у которого есть выбор между бегством и пресечением посягательства, вправе причинить вред посягающему.

5. Многие вопросы, касающиеся необходимой обороны, раскрыты в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств».

6. Основанием для причинения разрешенного уголовным законом вреда посягающему является совершение им общественно опасного посягательства. В уголовном праве принято выделять условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству. Это общественная опасность, реальность (действительность) и наличность посягательства.

7. Посягательство представляет собой действие (бездействие посягательством не является), направленное на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам и грозящее немедленным причинением вреда. Посягательство может выражаться как в нападении, так и в иных действиях. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» нападение определено как «действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения» (БВС РФ. 1997. N 3. С. 2). Посягательством также являются и общественно опасные ненасильственные действия, грозящие немедленным причинением вреда личности, обществу, государству, например попытка угона автомашины. Те общественно опасные деяния, которые не грозят немедленным причинением вреда, не являются основанием для необходимой обороны. К числу таких деяний относятся, например, злостное уклонение лица от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, нарушение изобретательских и патентных прав и т.п.

8. В ст. 37 УК посягательства подразделяются на два вида: сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения и не сопряженное с таким насилием или такой угрозой. Для первого вида посягательств превышение пределов необходимой обороны законом не предусмотрено.

9. Признак общественной опасности посягательства означает, что совершаемые действия угрожают причинением серьезного вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества, государства. Малозначительное посягательство не дает права на причинение вреда, поэтому, например, не является необходимой обороной причинение вреда лицу, пытающемуся украсть несколько яблок из чужого сада.

10. Общественно опасное посягательство, дающее право на необходимую оборону, по своей внешней характеристике всегда похоже на какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК. Однако оно не всегда признается преступлением, например в силу невменяемости посягающего или недостижения им возраста уголовной ответственности.

11. Реальность (действительность) посягательства означает, что оно происходит в объективной действительности, а не в воображении человека. Реальность посягательства позволяет отграничить необходимую оборону от мнимой обороны, когда ситуация обороны отсутствует, а имеет место фактическая ошибка лица, которое, заблуждаясь, считает, что совершено общественно опасное посягательство.

12. Наличность посягательства определяет его пределы во времени: посягательство должно уже начаться (или непосредственная угроза его реального осуществления очевидна) и еще не завершиться. Судебная практика признает, что состояние необходимой обороны может иметь место и в случаях, когда защита последовала непосредственно за оконченным посягательством, если по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент окончания посягательства.

13. В качестве условий необходимой обороны, характеризующих действия обороняющегося по причинению вреда, выделяют следующие: защищать можно только охраняемые уголовным законом интересы; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему; нельзя допускать превышения пределов необходимой обороны.

14. Защите подлежат только интересы, охраняемые законом, поэтому не является необходимой обороной причинение вреда, направленное на то, чтобы избежать законного задержания. Охраняемые законом интересы разнообразны: интересы личности, общества, государства. Путем причинения вреда посягающему можно защищать не только собственные интересы обороняющегося, но и интересы других лиц.

15. При необходимой обороне вред причиняется только посягающему. Причинение вреда другим лицам рамками необходимой обороны не охватывается, но может осуществляться в состоянии крайней необходимости. Вред, причиняемый посягающему, может быть имущественным, физическим, он может выражаться и в лишении или ограничении посягающего свободы передвижения. Однако наиболее распространено причинение физического вреда лицу, осуществляющему посягательство.

16. Причиненный вред не должен быть чрезмерным, явно не соответствующим характеру и степени общественной опасности посягательства, иначе он свидетельствует о превышении пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. При превышении пределов необходимой обороны посягающему причиняется излишне тяжкий вред, который со всей очевидностью не вызывался необходимостью. Таким образом, превышение пределов необходимой обороны связано с излишней интенсивностью защитных действий. Не может быть превышения пределов необходимой обороны во времени. Если лицо осуществляет запоздалую оборону, осознавая, что посягательство уже завершено, оно должно быть привлечено к уголовной ответственности на общих основаниях.

17. Превышение пределов необходимой обороны возможно только в случае совершения посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или непосредственной угрозой применения такого насилия.

18. Для вывода о правомерности причинения вреда или о наличии превышения пределов необходимой обороны следует сопоставить совокупность обстоятельств, относящихся к посягательству и действиям по защите от него. При этом не требуется полного равенства между опасностью посягательства и причиненным посягающему вредом. Этот вред может быть и более значительным, чем характер и степень общественной опасности посягательства.

19. Характер общественной опасности посягательства определяется ценностью объекта, а степень общественной опасности посягательства — его интенсивностью, зависящей от тяжести угрожавшего вреда, числа посягающих, орудий и средств посягательства, обстановки посягательства.

20. Эти обстоятельства необходимо соразмерить с возможностями защиты, которые зависят от пола, возраста, состояния здоровья, физической силы обороняющегося, числа обороняющихся, орудий и средств защиты, психического состояния обороняющегося.

21. В случаях сильного душевного волнения, испуга, вызванного внезапностью посягательства, особенно в случаях, когда совершается нападение, обороняющийся не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства ее отражения. Поэтому логичным является новое положение, включенное в ст. 37 УК, согласно которому не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. Данное положение распространяется не на все посягательства, а только на случаи совершения нападения, что вполне логично в связи с особой психотравмирующей ситуацией, связанной с общественно опасными агрессивными действиями другого лица.

22. Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно, а потому влечет уголовную ответственность в случаях убийства или причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108 УК и ч. 1 ст. 114 УК). Законодатель рассматривает эти преступления как совершенные при смягчающих обстоятельствах, а потому за их совершение предусмотрено относительно мягкое наказание. Причинение обороняющимся иного вреда, даже если оно явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства, преступлением не является.

23. Положения о необходимой обороне предусмотрены не только УК, но и другими отраслями законодательства. Важной является норма ст. 1066 ГК РФ, согласно которой не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы.

Ряд федеральных законов, упоминая необходимую оборону и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния, не раскрывает их и отсылает к нормам УК. Так, согласно ст. 24 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции» на деятельность сотрудников милиции распространяются нормы уголовного законодательства РФ о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, физическом или психическом принуждении, об обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения. Вместе с тем в других статьях этого Закона регламентируются условия и пределы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия для сотрудников милиции, в частности, в ст. 12 Закона «О милиции» указывается на обязанность предупреждать о намерении их использовать, необходимость стремиться к тому, чтобы ущерб при их использовании был минимальным. Однако, поскольку положения ст. 37 УК являются главенствующими, несоблюдение указанных специальных требований сотрудником милиции не означает нарушения им условий правомерности необходимой обороны.

24. Особые положения о правомерности причинения вреда при пресечении террористического акта содержит ст. 22 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Согласно этой статье лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством РФ, являются правомерными. К необходимой обороне здесь относится указание на правомерность лишения жизни, причинения вреда здоровью и иным интересам террориста при пресечении совершаемого им террористического акта. Что же касается правомерности причинения вреда интересам личности, общества или государства при осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом, то возможны такие обстоятельства, исключающие преступность деяния, как крайняя необходимость, задержание лица, совершившего преступление, обоснованный риск. Указание в анализируемой статье указанного Закона на правомерность вреда, причиняемого действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством РФ, позволяет сделать вывод о том, что в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, названо и исполнение закона.

Советы юриста. Правовые документы.

Необходимая оборона и крайняя необходимость

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) и крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ) относятся к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, а, следовательно, действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости не влекут уголовной ответственности и наказания. Тем не менее, существует достаточно тонкая грань между необходимой обороной и действиями, рассматриваемыми как превышение ее пределов, между крайней необходимостью и превышением пределов крайней необходимости. Кратко рассмотрим основные моменты: что такое необходимая оборона, каковы ее пределы, что такое крайняя необходимость и ее отличие от необходимой обороны.

В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Для оценки того, являются ли определенные действия необходимой обороной или нет, как правило необходимо установить наличие определенных обстоятельств, которые можно объединить в две группы: обстоятельства, относящиеся к посягательству и обстоятельства, относящиеся к защите.

Посягательство должно быть наличным, т.е. иметь место в действительности. Кроме того, посягательство должно быть общественно опасным. Например, некий человек, угрожая ножом, требует от вас отдать деньги. Состояние необходимой обороны начинается с момента начала посягательства и заканчивается в момент его окончания, т.е. когда посягающее лицо явно отказалось от своих намерений, обратилось в бегство, перестало осуществлять свои преступные намерения, обезоружено и т.д.

Однако, закон допускает возникновение состояния необходимой обороны и до момента начала посягательства. Но в этом случае угроза такого посягательства должна быть реальной и непосредственной. Например, лицо угрожает физической расправой (убью, покалечу и т.п.) и при этом тянется рукой к какому-либо предмету, который можно использовать в качестве оружия (нож, топор, молоток и т.п.).

В отношении момента окончания состояния необходимой обороны, следует отметить, что при определенных обстоятельствах, оно может продолжаться и после фактического окончания посягательства. Но в этом случае, например, должно быть установлено, что обороняющийся, исходя из обстановки не смог определить, что посягательство уже прекратилось. А сделать это довольно сложно.

Поэтому нужно иметь в виду, что действия будут считаться необходимой обороной, если они совершены в период с фактического начала посягательства и до момента окончания посягательства.

Также необходимо отметить, что состояние необходимой обороны возникает и в тех случаях, когда обороняющийся имел возможность избежать нападения, например, убежать, обратиться к помощи других лиц, к правоохранительным органам и т.д. Это следует из ч.3 ст. 37 УК РФ. Кроме того, состояние необходимой обороны возникает и тогда, когда лицо защищает не себя, а других лиц, т.е. посягательство направлено не на него, а на кого-то другого. Например, мужчина, увидев, что некие лица явно пристают к девушке и угрожают ей физической расправой, вступается за нее.

В отношении обстоятельств, относящихся к защите.

Действия обороняющегося должны быть направлены на посягающее лицо или лиц (т.е. на того, кто нападает). Кроме того, указанные действия должны находиться в определенной соразмерности с действиями посягающего.

Безусловно, самым важным является вопрос соразмерности. Здесь необходимо учитывать два момента. Во-первых, если посягательство направлено на жизнь, здоровье обороняющегося или другого лица, или если есть реальная угроза такого посягательства, применение любого насилия в ответ может быть правомерным.

Если же посягательство направлено на другие ценности, например имущество, то нельзя совершать действия явно не соответствующие характеру посягательства. Например, лицо, обнаружив, что ему в карман залез вор-карманник, бьет его ножом. Или обнаружив, что некие лица забрались на садовый участок с целью украсть урожай, владелец участка стреляет из ружья и причиняет вред здоровью посягавших.

Нужно отметить, что необходимая оборона допускает причинение вреда нападающему больше, чем вред, который он может причинить обороняющемуся. Главное, чтобы ответный вред не был явно несоразмерным посягательству.

Безусловно, разнообразие жизненных ситуаций огромно. Бывают случаи, когда нападение происходит настолько быстро и неожиданно, что обороняющийся не может адекватно оценить степень опасности нападения. В этом случае действия обороняющегося могут быть расценены как необходимая оборона.

В отношении превышения пределов необходимой обороны нужно отметить, что действия, выходящие за рамки, изложенные выше, являются превышением необходимой обороны. Ответственность за такие действия предусмотрена например ст. 108 и 114 УК РФ. Нужно сказать, что уголовно наказываются только умышленные действия, превышающие пределы необходимой обороны. Т.е. обороняющийся действовал сознательно, допускал, что причиняет вред, явно несоразмерный посягательству и желал наступления этого вреда. Т.е. здесь можно говорить о желании осуществить своего рода расправу над нападавшим. Такие действия, как говорилось выше, являются уголовно наказуемыми.

Статья 39 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

В отличие он необходимой обороны, когда возникает ситуация нападения одного лица на другое, при крайней необходимости опасность личности, ее правам или охраняемым интересам общества или государства возникает из-за, например, воздействия стихийных бедствий (ураганов, землетрясений, наводнений и т.п.), в результате аварий, транспортных происшествий, несчастных случаев, нападений животных и т.п. В некоторых случаях опасность может возникать и из-за противоправных действий третьих лиц. Например, для предотвращения развития пожара осуществляется проникновение в чужие квартиры и наносится вред имуществу. Или человек, везущий рожающую жену в роддом, у которого сломалась машина, берет чужую машину без согласия владельца и т.п.

Для того, чтобы действия могли быть расценены как крайняя необходимость, опасность, угрожающая личности, ее правам должна быть наличной, т.е. иметь место в действительности. Причинение вреда для предотвращения опасности, которая гипотетически может возникнуть в будущем, в качестве крайней необходимости не рассматривается. Кроме того, опасность должна быть реальной (а не кажущейся), т.е. реально угрожать личности и ее правам.

Для того, чтобы соответствующее причинение вреда в состоянии крайней необходимости было признано правомерным, необходимо, чтобы средства, которыми устраняется опасность были единственно возможными в сложившейся ситуации. Например, в случае ситуации с доставлением больного в больницу, если была реальная возможность вызвать скорую помощь, которая могла подъехать быстро, но человек вместо этого захватывает чужую машину, ситуации крайней необходимости не будет. Если же то же самое случилось на какой-нибудь загородной дороге, куда скорая помощь объективно будет ехать долго, то захват чужой машины может быть расценен как крайняя необходимость.

Для квалификации действий как крайней необходимости, нужно, чтобы соответствующие действия совершались именно в момент, когда наличествовала опасность, не раньше и не позже.

Важным моментом для квалификации действий как крайней необходимости, является соответствие причиненного вреда характеру опасности. При крайней необходимости причиненный вред ни при каких условиях не может быть равен или больше вреду предотвращенному (в отличие от необходимой обороны, при которой это допускается).

Например, никогда нельзя предотвращать опасность собственной жизни за счет жизни другого человека. Или уничтожать чужое имущество по стоимости и значению большее, чем имущество спасаемое.

Действия, превышающие пределы крайней необходимости влекут уголовную ответственность только если эти действия совершались умышленно.

Уголовный кодекс не содержит специальных статей об ответственности за действия, совершенные при превышении пределов крайней необходимости. В этом случае лицо привлекается к ответственности по тем статьям уголовного кодекса, которые предусматривают ответственность за соответствующие действия. Однако превышение пределов крайней необходимости рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Также необходимо отметить, что даже если причинение вреда будет признано крайней необходимостью и не будет влечь уголовной ответственности, с причинителя вреда может быть взыскано возмещение в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1067 ГК РФ).

Статья 37 УК РФ — Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Статья 38 УК РФ — Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Статья 39 УК РФ — Крайняя необходимость

Статья 125 УК РФ — Оставление в опасности

Статья 222 УК РФ — Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Статья 223 УК РФ — Незаконное изготовление оружия

Статья 224 УК РФ — Небрежное хранение огнестрельного оружия

Необходимая оборона: её пределы и ответственность

Содержание

Под необходимой обороной в российском законодательстве понимается правомерное причинение вреда лицу, который покушается на права и законные интересы обороняющегося, а также на охраняемые законом интересы общества и государства.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с самообороной, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи, связанные с необходимой обороной, уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

При квалификации действий обороняющегося, как необходимая оборона обязательно установить следующее: действия посягающего на права и интересы должно быть сопряжено с насилием или непосредственной угрозой причинения насилия.

Под угрозой причинения насильственных действий может пониматься:

  • высказывания о намерении причинить вред жизни и здоровью;
  • демонстрация оружия или предметов его заменяющих, взрывных устройств.

В случае, когда посягательство не сопряжено с насилием, либо угрозой его причинения, то защита считается правомерной, если она соизмерима с характером и опасностью посягательства, то есть не допущено превышение пределов необходимой обороны.

Причинение вреда в состоянии необходимой обороны

Если посягательство не связано с насилием, но при этом посягающему был причинен тяжкий вред или наступила его смерть, то обороняющийся понесет ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

Важно! Ответственность наступит только в том случае, если будет доказано, что обвиняемый заведомо знал, что его действия не соответствуют характеру посягательства.

Четких критериев несоответствия в российском законодательстве не существует. При этом, согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ, причинение легкого вреда здоровью, либо вреда средней тяжести не образует состава такого уголовно наказуемого деяния, как «превышение пределов необходимой обороны».

Если нападение произошло неожиданно и обороняющийся вследствие этого, не смог оценить опасность посягательства, то его действия по защите будут признаны крайне необходимой обороной.

При установлении и оценке данного обстоятельства суд принимает во внимание:

  • личности сторон;
  • обстановку;
  • время и место совершения деяния;
  • эмоциональное состояние обороняющегося;
  • события, которые предшествовали случившемуся.

Важно! Вред, причиненный при необходимой обороне, не возмещается в рамках гражданского судопроизводства.

Действия, указанные в статье 37 УК РФ распространяются на всех, независимо от служебного положения и профессиональных навыков. Не имеет значение мог ли обороняющийся предотвратить посягательство или обратиться за помощью к третьим лицам или в правоохранительные органы.

Важно! Недопустима необходимая оборона при совершении правомерных действий, таких как, задержание, арест, обыск.

Провокация необходимой обороны

Понятие «провокация самообороны» в российском законодательстве отсутствует. При этом в правоприменительной практике под провокацией понимается искусственное создание условий, которые лицо планирует использовать для расправы над человеком. В данном случае, целью провокатора является не защита собственных прав и интересов, а желание отомстить.

Согласно федеральному закону «Об оружии» граждане при наличии соответствующего разрешения на хранение и ношение оружия, могут использовать его носить его не только во время проведения спортивных мероприятий, охоты, учебных и тренировочных занятий, но и для самообороны.

Данная норма, введенная в 2014 году, существенное влияние на судебную практику не оказала. По-прежнему, оправдательных приговоров обороняющимся лицам, которые действовали с использованием оружия, выносится очень мало.

Закон о самообороне ФЗ «Об оружии» №150-ФЗ

В 2015 году Государственная дума РФ рассматривала законопроект о внесении поправок в п.2.1. ст.37 Уголовного кодекса РФ. Депутаты предлагали внести в пункт поправку о том, что применение оружия самообороны, указанного в п.1,2,3 ч. ст.3 ФЗ №150-ФЗ «Об оружии» для защиты здоровья, жизни и собственности не должно квалифицироваться, как превышение пределов вынужденной самообороны. Данный законопроект поддержку у большинства парламентариев не нашел, в связи с чем изменения в УК РФ внесены не были.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

виртуальный клуб Суть времени

Некоторые аспекты реализации права на необходимую оборону

кандидат юридических наук

— крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ);
— физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ);
— обоснованный риск (ст. 41 УК РФ);
— исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Неоднозначность толкования свидетельствует о целесообразности внесения конкретизирующих изменений в п. 6 Постановления Пленума ВС № 19, для формирования ясной позиции в данном вопросе.

а) для защиты любого лица от противоправного насилия;
b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;
c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.

-ст. 34. Федеральный закон от 14.03.1995 N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях»;
-глава 5. Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»;
-ст. 14 Федерального закона от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности»;
и некоторых других.

Вопросы оценки деяний, совершенных в состоянии необходимой обороны

Институт необходимой обороны является одной из наиболее важных правовых категорий, обеспечивающих здоровое функционирование общества и содействие граждан государству в обеспечении правопорядка. Востребованность в применении норм о необходимой обороне (ст. 37, ч.1 ст.108, ч.1 ст. 114 УК РФ) и интерпретационных актов по данному вопросу (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» (далее – Постановление Пленума № 19)) всегда была высока. Именно поэтому от сотрудников правоохранительных органов требуется высокий профессионализм и понимание проблемных вопросов данного института.

Необходимая оборона складывается из двух взаимообусловленных этапов: этап нападения и этап защиты. Для того, чтобы действия лица не были квалифицированы как преступление, необходимо соответствие между данными этапами.

I. Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к нападению

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к нападению, указывают на то, что является основанием необходимой обороны, в каких случаях возникает и исчезает право на необходимую оборону. Данные условия выражаются в следующем:

    • посягательство должно быть общественно опасным;
    • посягательство должно быть наличным;
    • посягательство должно быть действительным.

Общественная опасность посягательства. Необходимо учитывать, что оборона возможна от незаконных действий должностных лиц (например, в случае превышения полномочий сотрудников полиции), от действий невменяемых и малолетних лиц, так как ключевым признаком данных деяний является не наказуемость и противоправность, а общественная опасность (т.е. вредоносность деяния).

Особый интерес, исходя из «бытовой» природы составов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.108 (причинение смерти при превышении пределов необходимой обороны) и ч.1 ст.114 УК РФ (причинение тяжкого вреда при превышении пределов необходимой обороны), представляет вопрос о возникновении общественно опасного посягательства как основания причинения вреда в ходе драки.

При драке каждый из дерущихся действует неправомерно и одинаково виновен в столкновении. Каждый участник драки действует как нападающий, руководствуясь мотивами, в которых основное место занимают чувства ненависти, злобы, обиды, гнева, мести и стремление причинить другому побои или иной вред. В этой связи необходимая оборона при обоюдной драке невозможна, так как ни один из дерущихся не руководствуется мотивами и целями, характерными для защиты.

Для драки, прежде всего, характерно нанесение ее участниками друг другу побоев. Если же одно из вступивших в столкновение лиц или каждая из противоборствующих сторон допускает в своем сознании лишение жизни своего противника либо причинение ему тяжкого вреда здоровью и стремится к их достижению, то в этом случае столкновение выходит за пределы драки и возникает право на необходимую оборону от действий лица, которое пытается лишить жизни или нанести тяжкий вред противнику. Зачастую при драке одна из сторон сначала преследует цель побить «обидчика», но в ходе столкновения меняет свою цель на более опасную (причинить тяжкий вред или смерть).

Также право необходимой обороны может возникнуть в ходе драки, если одна из сторон решает прекратить драку, однако второй дерущийся не принимает предложение о прекращении драки и продолжает ее, несмотря на то, что первый участник пытается всячески уклониться от продолжения «поединка». В этом случае действия второй стороны становятся основанием для необходимой обороны.

От драки следует отличать столкновение, при котором одна сторона нападает, а последняя в порядке обороны вынуждена оказать физическое противодействие, в этом случае имеет место попытка одного избить другого и оборонительные действия последнего, чтобы отразить нападение.

Также стоит помнить, что драка как совершение общественно опасного посягательства является юридическим основанием для осуществления акта необходимой обороны со стороны третьих лиц (представителей власти или иных лиц, решивших пресечь драку).

Наличность посягательства (исходя из данного условия, оборона возможна от уже начавшегося, но еще не законченного посягательства). Данное условие правомерности необходимой обороны не выражено в законе, однако оно следует из текста ст.37 УК РФ и, прежде всего, из основания необходимой обороны, состоящего в общественно опасном посягательстве. Общественно опасное посягательство всегда протекает во времени и имеет начальный и конечный моменты. В связи с этим возникает вопрос, что считать моментом начала и окончания посягательства?

Моментом начала посягательства является не только первоначальный момент причинения вреда обороняющемуся или другому лицу (далее – обороняющийся), но и реальная угроза причинения вреда, т.е. момент, когда посягающее лицо готово перейти к совершению общественно опасного деяния (абз.3 п.3 и абз.3 п.2 Постановления Пленума № 19).

Кузьмин С.А. заметил, что отец снова взял со стола нож, который он до этого выбил. Отец, удерживая нож в руке, пошел в его сторону, стал выражаться нецензурной бранью. Кузьмин С.А. не стал дожидаться, пока отец подойдет на близкое расстоя­ние, и тростью, ее металлической частью, ударил отца по голове один раз, а также толкнул его тростью в корпус[1].

Моментом окончания нападения является фактическое (а не юридическое) прекращение общественно опасных действий (абз.2 п.5 Постановления Пленума № 19). Например, грабеж будет считаться оконченным не с момента нападения на обороняющегося, а с момента, когда злоумышленник прекратил совершение общественно опасных действий и уже пытается скрыться с места совершения преступления.

Также не является окончанием посягательства переход оружия или других предметов, использованных при нападении (далее – оружие), от посягавшего к обороняющемуся (п.8 Постановления Пленума № 19). Данные ситуации должны оцениваться с учетом того, осуществляются ли оборонительные действия против лица, продолжающего посягательство, или против лица, прекратившего нападение. Если изъятие у посягающего оружия не остановило его и он продолжает действовать общественно опасно, то обороняющийся может обороняться и далее, в том числе с использованием отнятых орудий. Если же изъятие у посягающего орудия заставляет его отказаться от продолжения посягательства, то с этого момента исчезает и юридическое основание для необходимой обороны.

Квалификация действий обороняющегося, совершенных после окончания или предотвращения нападения

Обороняющийся действовал из мести, с целью проучить и (или) наказать преступника

Обороняющийся действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством

Обороняющийся действует с целью задержать преступника и доставить его в органы власти

Обороняющемуся был не ясен момент окончания посягательства, но он мог и должен был при должной внимательности и предусмотрительности определить момент его окончания

Обороняющемуся был не ясен момент окончания посягательства и он не мог, исходя из фактических обстоятельств, определить момент его окончания

В данном случае действия обороняющегося будут оцениваться на общих основаниях.

Ответственность наступает за преступление, совершенное в состояние аффекта.

Действия обороняющегося должны соответствовать правилам, зафиксированным в ст.38 УК РФ (причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление). В случае нарушения этих правил лицо несет ответственность по ч.2 ст.108 и ч.2 ст.114 УК РФ.

Лицо несет ответственность по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

В данном случае состояние необходимой обороны искусственно продлевается и все действия обороняющегося оцениваются по правилам ст.37 УК РФ. Следовательно, в случае нарушения правил, предусмотренных ст.37 УК РФ обороняющийся несет ответственность по ч.1 ст.108 или ч.1 ст.114 УК РФ.

Наиболее трудным является вопрос о квалификации действий обороняющегося, если они были совершены после окончания или предотвращения нападения.

Стоит отметить, что ситуация, когда обороняющийся изначально правомерно причиняет вред при отражении посягательства, но потом начинает «добивать» нападающего, когда последний уже не совершает общественно опасного деяния (например, упал на пол/землю), достаточно распространена и не может быть оценена как причинение вреда в состоянии необходимой обороны. При этом суды и органы следствия, как показывает практика, все равно квалифицируют действия обороняющегося по ч.1 ст.108 или по ч.1 ст.114 УК РФ[2], что нарушает требования ч.1 ст.37 УК РФ и п.7 Постановления Пленума № 19. Подобная практика недопустима, и действия посягающего необходимо квалифицировать либо как совершенные в состоянии аффекта (в случае подтверждения его наличия), либо по статьям, предусматривающим ответственность за нарушение правил ст.38 УК РФ, либо на общих основаниях, с учетом п. «ж» ч.1 ст.61 УК.

ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 23:00 часов до 24:00 часов между Грибановым Д.В. и ФИО2, находящимися в состоянии алкогольного опьянения на улице возле сторожевого дома садового некоммерческого товарищества, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошла ссора, в ходе которой ФИО2, высказав в адрес Грибанова Д.В. угрозу убийством, зашел в указанный сторожевой дом, где взял топор. Выйдя на улицу, ФИО2, демонстрируя топор и угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, подошел к Грибанову Д.В. и попытался нанести ему этим топором удар в область головы. В этот момент Грибанов Д.В., воспринимая угрозы убийством в сложившейся обстановке реально и опасаясь их осуществления, действуя в состоянии необходимой обороны, защищая свою жизнь от общественно опасного посягательства, с целью самообороны оторвал от находящегося рядом деревянного забора деревянную палку (доску), которой нанес не менее одного удара по голове ФИО2, от чего последний упал на землю. Затем Грибанов Д.В. забрал у ФИО2 топор, тем самым прекратил общественно опасное посягательство. После этого, несмотря на то обстоятельство, что ФИО2 перестал представлять опасность для его жизни и здоровья, осознавая, что посягательство полностью прекращено, поскольку ФИО2 лежал на земле, был обезоружен и больше не предпринимал никаких попыток повторного нападения, Грибанов Д.В., превышая пределы необходимой обороны, понимая, что дальнейшее нанесение ударов ФИО2 не обусловлено самообороной, не вызвано необходимостью защиты, с целью причинения тяжкого вреда здоровью умышленно нанес ему руками, ногами и имевшейся при себе доской не менее 4 ударов по голове и не менее 1 удара в область живота и грудной клетки потерпевшего.

Грибанов Д.В. причинил ФИО2 тяжкий вред здоровью, который повлек наступление смерти ФИО2 через несколько часов[3].

Стоит обратить внимание на формулировки, которые используются судами при описании подобной ситуации: «Когда ФИО1 вновь попытался нанести Дубатовке В.С. удары кулаками по лицу, но не попал, Дубатовка В.С., явно превышая пределы необходимой обороны, опасаясь за своё здоровье и дальнейшего продолжения причинения ему физической боли потерпевшим, умышленно совершил действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, нанес два удара кулаком по лицу ФИО1, от которых потерпевший упал спиной на землю, после чего Дубатовка В.С. тут же нанес еще не менее двух ударов ногой по голове потерпевшего»[4]. Налицо расширительное применение ч.1 ст.114 УК РФ и попытка обосновать в приговоре данную квалификацию, так как, во-первых, превышения пределов необходимой обороны в действиях Дубатовки В.С., выраженных в ответном ударе кулаком, нет, во-вторых, после падения на землю общественно опасное посягательство со стороны ФИО1 фактически прекратилось и действия Дубатовки В.С. уже не могут быть квалифицированы по ч.1 ст.114 УК РФ, так как состояние необходимой обороны с окончанием общественно опасного посягательства завершилось.

Действительность посягательства. Данное условие прямо не указано в законе, но его можно вывести исходя из смысла ч. 1 ст.37 УК РФ. Требование к действительности посягательства означает, что общественная опасность посягательства существует реально, т.е. не является плодом воображений обороняющегося. В связи с этим следует разграничивать состояние необходимой обороны и состояние мнимой обороны, когда отсутствует реальное опасное посягательство и лицо ошибочно предполагает его наличие.

Вопрос о мнимой обороне сводится к проблеме квалификации деяния в состоянии мнимой обороны. Пункт 16 Постановления Пленума № 19 разъясняет правила квалификации такого деяния, которые возможно представить в виде таблицы:

Квалификация действий обороняющегося, совершенных в состоянии мнимой обороны