Законы

Наследственный договор дарения

Наследственный договор: юридико-фактические проблемы (Сидорова В.Н., Бейн А.К.)

Дата размещения статьи: 15.12.2015

Правовые нормы российского наследственного права в течение десятилетий апробировались правоприменительной, судебной и нотариальной практикой. За этот период времени основные положения о наследовании по завещанию и по закону неплохо усвоены и гражданами, в отличие, например, от правил регулирования рентных отношений. Сегодня можно констатировать, что посредством норм наследственного права каждому члену общества гарантирована возможность передать своим наследникам (правопреемникам) нажитое при жизни: имущество, имущественные права и обязанности, носителем которых умерший был при жизни. Это позволяет обеспечить в обществе необходимые устойчивость и преемственность, т.е. обеспечить своего рода стабильность. Однако проектом Федерального закона N 295719-6 «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса РФ» предусматривается введение нового правового института — «наследственного договора».
Одной из причин введения правового института наследственного договора является желание усовершенствования существующего порядка содержания граждан по договору ренты . Это обоснование представляется весьма слабым, поскольку граждане и по ГК РСФСР 1964 г., и по ГК РФ 1996 г. вправе были заключать договоры пожизненной ренты и пожизненного содержания с иждивением. К сожалению, эти договоры относятся к рисковым, поэтому они никогда не получали широкого распространения. Так, по данным Нотариальной палаты, за пять лет, с 2007 по 2011 гг., в Санкт-Петербурге были нотариально удостоверены более 3000 договоров ренты с пожилыми людьми. При этом ренту в подавляющем большинстве случаев выплачивают рентополучателю граждане. Однако договор пожизненной ренты может быть вполне удобным между родственниками или иными близкими людьми, не состоящими в родственных связях, при условии что между ними существуют добрые доверительные отношения. Эти лица не должны быть связаны алиментными обязательствами по содержанию друг друга. В противном случае это может привести к дополнительным судебным искам и признанию договоров ренты, особенного договоров пожизненного содержания с иждивением, недействительными.
———————————
См.: URL: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/26236.html?utm_campaign=hotdocs_day5&utm_source=ya.direct&utm_medium=cpc&utm_content=181416266.

Опыт показывает, что с принятием столь важного решения, как заключение договора пожизненной ренты, не стоит спешить. В любом случае, нужно обязательно обратиться за разъяснением к юристу. Следует отметить, что сегодня криминал в этой сфере значительно сократился, что во многом объясняется обязательностью нотариальной формы сделки: зачем заключать договор пожизненного содержания с иждивением, когда можно в простой письменной форме сделать отчуждение недвижимого имущества?
Конечно, появление наследственного договора неслучайно. Практика показала, что как договоры ренты, так и завещания все чаще оспариваются в суде. Но независимо от этого предлагаемый правовой институт наследственного договора представляется неким искусственно выведенным гибридом, который порождает больше вопросов и проблем, нежели ответов и решений. В рамках данной статьи возможно обозначить лишь отдельные юридико-фактические проблемы, которые неизбежно возникнут не только при толковании действующего законодательства в случае принятия изменений ГК РФ в редакции проекта, но и в правоприменительной, судебной и нотариальной практике.
Отдельные проблемы толкования законодательства:
— неоднозначность толкования заложена в редакции проекта правовой нормы ч. 3 ст. 1112 ГК РФ, которая отсылает к «другим законам», что может создавать серьезные проблемы в правоприменительной и судебной практике. По правилам юридической техники в данной норме отсылку необходимо сделать к «другим федеральным законам»;
— проект правовой нормы ст. 1120 ГК РФ содержит правовое основание для признания ничтожным завещания в части завещательного распоряжения имуществом, подлежащим передаче по наследственному договору, однако редакция проекта не предусматривает инструменты контроля за исполнением данной нормы;
— редакция проекта ст. 1185.1 ГК РФ «Наследственный договор» не выдерживает критики. Дефиниция проекта ст. 1185.1: «по наследственному договору одна сторона (приобретатель) обязуется выполнять по распоряжению другой стороны (отчуждателя) определенное действие (действия) имущественного или неимущественного характера и в случае его смерти (объявления его умершим) приобретает право собственности на определенное в данном договоре имущество отчуждателя» — не позволяет дать правильное толкование данной нормы. Совершенно неясно, например, каким образом выполнение действий неимущественного характера по наследственному договору может стать встречным предоставлением приобретения права собственности на имущество. Эта правовая конструкция по признаку безвозмездности близка к правоотношениям, которые возникают из договора дарения.
Возможно предложить следующее определение данного договора: «По наследственному договору одна сторона (приобретатель права наследования имущества) обязуется выполнять по распоряжению другой стороны (отчуждателя права наследования имущества) определенное действие (действия) имущественного и/или неимущественного характера и в случае смерти отчуждателя права наследования имущества (объявления его умершим) приобретает право собственности на определенное в данном договоре имущество отчуждателя». При этом необходимо заметить, что формулировка «отчуждатель права наследования имущества» является юридически некорректной. У «отчуждателя права наследования» есть не право наследования, а право завещания или право распоряжения своим имуществом на случай смерти. Под правом наследования в гражданском законодательстве понимается право на принятие, а не право на отчуждение наследства.
Представляется, что внимательный анализ предлагаемой дефиниции подтверждает юридическую алогичность и нецелесообразность введения в российский гражданский оборот института наследственного договора.
Правовая характеристика наследственного договора также является весьма сложной и вызывает множество вопросов. Ясно, что этот договор является взаимным, односторонне обязывающим и консенсуальным в отношении предмета договора, т.е. отчуждения права наследования имущества. Но переход права собственности на определенное в договоре имущество происходит только в случае смерти отчуждателя права наследования имущества или объявления его умершим. А момент перехода вещи и перехода рисков проектом Федерального закона N 295719-6 не определен. Следует ли понимать, что в части передачи имущества данный договор может быть как реальным, так и консенсуальным? В связи с этим возникают, в частности, следующие вопросы:
— что понимается под имуществом (объектом) в данном договоре: только вещи (движимые и недвижимые) или и имущественные права?
— каким образом определяется момент передачи имущества (вещей)?
— если момент передачи, например, движимой вещи совпадает с моментом заключения договора, на ком лежит риск утраты, повреждения или случайной гибели вещи, в том числе и в случае расторжения сторонами наследственного договора? И как это будет соотноситься с правовыми нормами договора дарения?
— кто должен исполнить обязанность реальной передачи вещи после смерти отчуждателя права наследования имущества, если в момент заключения договора вещь не передавалась?
В этом случае договор осложняется возложением обязанности (и, следовательно, ответственности за неисполнение) на третье лицо, не являющееся стороной наследственного договора, что противоречит общим положениям гражданского законодательства.
Как минимизировать риски приобретателя права наследования имущества по договору, связанные с утратой, повреждением или случайной гибелью вещи, которая не была передана в момент заключения договора?
Недостатком наследственного договора является и проект правовой нормы ч. 2 п. 1 ст. 1185.6 «Обеспечение исполнения наследственного договора», согласно которой «имущество, определенное в наследственном договоре, подлежит обязательной оценке независимым оценщиком. Оценка имущества, определенного в наследственном договоре, должна быть указана в договоре о залоге этого имущества (пункт 1 статьи 339)». Исполнение данной нормы обязывает стороны наследственного договора нести дополнительные расходы, которые не нужны при составлении завещания. Данное требование закона, на наш взгляд, переводит наследственный договор из классификационной группы односторонне обязывающих договоров в категорию синаллагматических, т.е. двусторонне обязывающих.
Проблемы правоприменительной и судебной практики будут вытекать из юридико-технических недостатков проекта Федерального закона N 295719-6 и перечисленных выше проблем толкования законодательства. Особую сложность в применении наследственного договора будут представлять проблемы, связанные с необходимостью соотношения в правоприменительной и судебной практике данного договора с институтом завещания и такими гражданско-правовыми договорами, как:
— договор залога;
— договор ренты;
— договор дарения;
— договор купли-продажи с рассрочкой платежа;
— договор купли-продажи с правом пожизненного проживания в отчуждаемом жилом помещении;
— договор мены и др.
Проблемы нотариальной практики. Редакция проекта Федерального закона N 295719-6 уже сегодня ставит перед нотариатом множество вопросов, например:
— что будет более значимым с правовой точки зрения и обладать большей юридической силой — завещание или наследственный договор?
— как быть, если завещание в отношении конкретного имущества составлено позднее наследственного договора?
— как нотариус по месту открытия наследства будет осуществлять контроль исполнения наследственного договора в отношении имущества, находящегося в другой местности?
Подобные вопросы можно продолжать бесконечно.
На наш взгляд, следует более взвешенно относиться к вопросам, затрагивающим право собственности граждан. В целом наследственные правоотношения в России урегулированы неплохо и сложившаяся десятилетиями правоприменительная практика позволяет достаточно оперативно вносить коррективы в действующее законодательство. Поэтому поспешные, непродуманные действия в данном направлении могут резко увеличить количество судебных споров по наследственным делам.

Наследственный договор: зарубежный опыт и перспективы появления в гражданском праве Российской Федерации (Матвеев И.В.)

Дата размещения статьи: 20.06.2015

13 июня 2013 г. в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса РФ» (далее — Проект N 295719-6) , которым предлагается введение в Российской Федерации института наследственного договора, являющегося альтернативным завещанию способом распоряжения имуществом на случай смерти.
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Сегодня наследственный договор известен праву Германии, Австрии, Венгрии, Швейцарии, Латвии, Украины и Китая. В вышеупомянутых зарубежных странах наследственный договор выступает в качестве третьего основания наследования наравне с наследованием по закону и наследованием по завещанию и в определенной степени позволяет расширить выбор наследодателя в отношении способа оформления наследственного правопреемства. Итак, законодатели указанных государств понимают под наследственным договором соглашение наследодателя и наследника, по которому после смерти наследодателя все наследственное имущество либо его часть переходят подписавшему договор наследнику. Причем данный договор может как содержать возмездные условия данного перехода, согласно которым наследник должен будет исполнить принятое на себя обязательство до и (или) после смерти наследодателя, так и не содержать, что фактически будет означать безвозмездный переход наследственного имущества по наследственному договору к наследнику.
Исторически первой сложилась германская модель наследственного договора. Вопросам договора о наследовании посвящена часть 4 книги 5 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ). Германский законодатель не допускает представительства при заключении данного договора со стороны наследодателя (§ 2274 ГГУ), а также требует обязательного нотариального его удостоверения. В соответствии с § 2277 ГГУ наследственный договор может быть принят на особое официальное хранение, о чем каждой из его сторон выдается расписка.
Согласно § 2278 ГГУ в договоре о наследовании одна договаривающаяся сторона делает соответствующие договору распоряжения на случай смерти. При этом германский законодатель подчеркивает, что иные распоряжения, кроме как назначение наследников, завещательные отказы и завещательные возложения, не могут быть сделаны по договору. В соответствии с § 2286 ГГУ заключение договора о наследовании не влечет за собой ограничение права наследодателя распоряжаться своим имуществом посредством совершения сделки между живыми. При этом если будет доказано, что наследодатель совершил дарение с умыслом причинить вред наследнику по договору, наследник по договору согласно § 2287 ГГУ после перехода наследства может потребовать от одаряемого вернуть дар на основании правил о возврате неосновательно полученного.
В соответствии с § 2289 ГГУ договором о наследовании отменяется прежнее завещательное распоряжение наследодателя. Сам же наследственный договор может быть отменен посредством договора об отмене наследственного договора, который совершается в нотариальной форме и между теми же лицами (§ 2290 ГГУ). Кроме того, установленный наследственным договором завещательный отказ или завещательное возложение могут согласно § 2291 ГГУ быть отменены последующим завещанием. Также договор о наследовании (как в целом, так и в части), заключенный супругами либо партнерами, может быть отменен (§ 2292 ГГУ) посредством общего нотариально удостоверенного завещания супругов или партнеров.
Наследодатель вправе отказаться в одностороннем порядке от договора о наследовании, если:
— такое право было прямо предусмотрено в наследственном договоре (§ 2293 ГГУ);
— наследник виновно совершил недостойный поступок в отношении наследодателя (§ 2294 ГГУ).
Вместе с тем наследодатель может согласно § 2295 ГГУ отказаться от распоряжения, включенного в наследственный договор, если оно связано с обязательством наследника, принятым на основании сделки, по предоставлению наследодателю в течение его жизни периодических выплат, в частности по обеспечению содержания, и указанная обязанность была отменена до смерти наследодателя. К сожалению, законодатель ничего не говорит о том, что может быть основанием отмены встречного обязательства, дающего наследодателю право на отказ от распоряжения по наследственному договору. Представляется, что в данном случае речь может идти о ненадлежащем исполнении наследником соответствующих встречных обязанностей, что и является основанием для их отмены, а затем и для отказа от наследственного договора со стороны наследодателя.
Согласно § 2296 ГГУ отказ от договора о наследовании осуществляется посредством заявления другой договаривающейся стороне, при этом подобное заявление требует нотариального удостоверения.
Итак, германская модель наследственного договора определяет, что после смерти наследодателя все имущество наследодателя или его часть, указанная в наследственном договоре, переходит в собственность наследника — другой стороны наследственного договора. Факт заключения наследственного договора по германскому праву еще не означает, что право собственности наследодателя обременено правами наследника, тем не менее, доказав, что наследодатель умышленно совершил дарение, действуя во вред интересам своего контрагента по наследственному договору, наследник вправе требовать возврата дара.
Правовое регулирование отношений, связанных с заключением, исполнением и расторжением наследственного договора, в Австрии, Швейцарии и Венгрии сходно с германской моделью, а латвийская модель имеет свои особенности.
Согласно ст. 639 Гражданского закона Латвийской Республики (далее — ГЗ ЛР) наследственный договор — это соглашение, в силу которого один контрагент предоставляет другому или несколько контрагентов — друг другу право на будущее после них наследство или его часть, либо одним контрагентом другому контрагенту или третьему лицу назначается завещательный отказ. Ст. 643 ГЗ ЛР устанавливает необходимость нотариального удостоверения наследственного договора, а если он затрагивает права на недвижимое имущество, требуется государственная регистрация подобного договора путем внесения сведений о его содержании в поземельную книгу.
Право на заключение наследственного договора в Латвии имеют лица, которые в соответствии со ст. 420 ГЗ ЛР обладают активной завещательной дееспособностью.
В соответствии со ст. 648 ГЗ ЛР заключенный наследственный договор обременяет недвижимое имущество наследодателя, прямо поименованное в данном договоре, либо все недвижимое имущество наследодателя, если по наследственному договору к наследнику после смерти наследодателя должно перейти все имущество последнего. Данное обременение выражается в том, что согласно правилу вышеупомянутой статьи любые сделки, которые могут повлечь отчуждение недвижимого имущества наследодателем, заключаются только с согласия наследника, указанного в наследственном договоре.
В отношении движимого имущества, которое потенциально может входить в состав наследственной массы, действует другое правило: наследодатель при жизни вправе распоряжаться таким имуществом и даже дарить, но в умеренных размерах, без цели лишить наследника права, предоставленного ему наследственным договором. В противном случае наследник вправе оспаривать подобное отчуждение в судебном порядке.
Назначение наследника по наследственному договору не может быть отменено в одностороннем порядке, кроме случаев, когда наследодатель не оставил за собой права распорядиться на случай смерти по-другому известными вещами или частью наследства. Тем самым, наследодатель не вправе в одностороннем порядке отказаться от принятых на себя по наследственному договору обязательств, если это прямо не было предусмотрено.
Недопустим и односторонний отказ наследника от исполнения наследственного договора. Ст. 650 ГЗ ЛР устанавливает, что наследник не может в одностороннем порядке отказаться от договора вне зависимости от того, принял ли он на себя какие-либо обязательства по договору или нет.
Итак, латвийская модель наследственного договора в большей степени, чем германская, защищает интересы наследника, поскольку запрещает любое отчуждение наследодателем недвижимого имущества, на которое после смерти последнего наследник может приобрести права.
Еще в большей степени интересы наследника, заключившего с наследодателем наследственный договор, защищены в праве Украины. Согласно п. 1 ст. 1302 Гражданского кодекса Украины (далее — ГК У) по наследственному договору одна сторона (приобретатель) обязуется исполнять распоряжения второй стороны (отчуждателя) и в случае его смерти приобретает право собственности на имущество отчуждателя. Несмотря на то что украинский законодатель осторожно подходит к наименованию сторон рассматриваемого договора, вполне очевидно, что под термином «приобретатель» понимается потенциальный наследник, а отчуждателем именуется наследодатель.
В соответствии со ст. 1304 ГК У наследственный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Согласно п. 1 ст. 1307 ГК У на имущество, определенное в наследственном договоре, нотариус, удостоверивший такой договор, накладывает запрет отчуждения. Из этого следует, что имущество, на которое после смерти отчуждателя у приобретателя возникнут права, должно быть прямо определено в договоре, в связи с чем представляется невозможной для наследственного договора формулировка, традиционная для завещаний: «Все мое имущество, которое на день моей смерти будет находиться в моей собственности, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. «
Таким образом, отчуждатель, заключив наследственный договор по праву Украины, остается лишь владельцем и пользователем конкретного имущества, добровольно лишая себя права им распоряжаться, в том числе и составлять завещание на указанное в наследственном договоре имущество.
Наследственный договор в Украине отменяет ранее составленное завещание. Так, согласно п. 2 ст. 1307 ГК У завещание, которое отчуждатель составил относительно имущества, указанного в наследственном договоре, является ничтожным.
В соответствии со ст. 1308 ГК У наследственный договор может быть расторгнут исключительно в судебном порядке по инициативе каждой из сторон.
Пункт 1 ст. 1308 ГК У определяет основание для расторжения наследственного договора по требованию отчуждателя, в качестве которого называется неисполнение приобретателем распоряжений отчуждателя. Представляется, что распоряжения отчуждателя могут касаться только обязательств, прописанных в наследственном договоре, в этой связи отчуждатель обращается в суд с иском о расторжении договора в связи с неисполнением приобретателем обязательств по наследственному договору. Если после смерти отчуждателя приобретатель не выполнил условий договора, исполнитель наследственного договора, который может быть назначен отчуждателем согласно п. 3 ст. 1307 ГК У, или нотариус, призванные осуществлять контроль за выполнением наследственного договора, вправе обратиться в суд с требованием о расторжении договора.
В соответствии с п. 2 ст. 1308 ГК У наследственный договор может быть расторгнут судом по требованию приобретателя в случае невозможности исполнения им распоряжений отчуждателя.
Конструкция наследственного договора известна и китайскому праву. Несмотря на то что ст. 5 Закона о наследовании Китайской Народной Республики именует рассматриваемый договор договором завещательного дара, в нем фактически идет речь об обязательствах двух сторон: одной — по передаче имущества после смерти, а другой — по содержанию гражданина при жизни и по организации его погребения. Указав на основные различия между рассмотренными моделями наследственного договора, следует отметить общие черты.
Во-первых, наследственный договор — это двустороннее соглашение, основанное на гражданско-правовых началах о договорных обязательствах.
Во-вторых, обязательным условием действия наследственного договора в отношении возникновения прав приобретателя (наследника) на имущество отчуждателя (наследодателя) является такой юридический факт, как смерть последнего.
В-третьих, наследственный договор может быть возмездным, когда приобретатель (наследник) по наследственному договору является обязанным лицом по совершению определенных действий как при жизни отчуждателя (наследодателя), так и (или) после его смерти, и безвозмездным, когда заключая наследственный договор, он получает после смерти отчуждателя (наследодателя) имущество без каких-либо обязанностей гражданско-правового характера.
В-четвертых, предметом договора являются имущественные права, которые переходят к приобретателю (наследнику) после смерти отчуждателя (наследодателя).
В-пятых, законодательствами указанных государств в отношении наследственного договора не установлено правило об обязательности сохранения тайны совершения подобного соглашения, как в отношении тайны завещания.
В-шестых, существует возможность оспаривания наследственного договора до смерти отчуждателя (наследодателя).
Тем самым институт наследственного договора существенно развивает традиционные устои наследственного права, в которых еще со времен римского права имелось два основания наследования: по завещанию и по закону. Представляется, что наследование по наследственному договору имеет все возможности для того, чтобы пополнить исторически сложившийся перечень оснований для призвания к наследованию.
Предлагаемая Проектом N 295719-6 модель российского наследственного договора во многом близка вышерассмотренным и определяет наследственный договор следующим образом: «По наследственному договору одна сторона (приобретатель) обязуется выполнять по распоряжению другой стороны (отчуждателя) определенное действие (действия) имущественного характера и в случае смерти (объявления его умершим) приобретает право собственности на определенное в данном договоре имущество». Тем самым российский наследственный договор предполагается исключительно возмездным.
Наследственный договор будет требовать обязательного нотариального удостоверения. В случаях, когда данный договор будет предусматривать отчуждение недвижимого имущества, он подлежит государственной регистрации.
Также следует заметить, что на включенное в договор имущество накладывается запрет отчуждения по иным основаниям, чем наследственный договор.
Важнейшей особенностью российской модели наследственного договора является установленное Проектом N 295719-6 обеспечение исполнения договора, которым является залог в силу закона. Кроме того, имущество, определенное в наследственном договоре, подлежит обязательной оценке независимым оценщиком.
Возможное введение в российскую систему гражданского права института наследственного договора могло бы иметь определенные перспективы. Так, расширились бы возможности потенциальных наследодателей по выбору способа распоряжения имуществом на случай смерти. Помимо этого, наследственный договор в большей степени, чем договор пожизненного содержания с иждивением, защищает права гражданина, нуждающегося в уходе и материальном обеспечении, поскольку до своей смерти он продолжает оставаться собственником имущества.
В наследственном договоре привлекает возможность его оспаривания до открытия наследства, что дает для соответствующего судебного разбирательства дополнительный источник информации — показания отчуждателя (наследодателя), чем уже нельзя воспользоваться при оспаривании завещания. Кроме того, отсутствие тайны наследственного договора позволяет наследодателю открыто заявлять о своих пристрастиях в отношении того или иного наследника и предотвращать возможные между ними конфликты.
При всех плюсах конструкции наследственного договора нельзя не сказать и об одном его отрицательном качестве. Поскольку имущество, охваченное наследственным договором, не входит в состав наследственной массы, на него не могут претендовать необходимые наследники, имеющие сегодня в соответствии со ст. 1149 ГК РФ право на обязательную долю, которая не может быть менее половины от того, что каждому из них бы причиталось при наследовании по закону. Тем самым наследственный договор может быть использован отчуждателем (наследодателем) во вред своим обязательным наследникам, поскольку никаких обременений в пользу данных лиц режим отчуждаемого имущества не содержит. В этой связи перед введением конструкции наследственного договора в ГК РФ представляется необходимым продумать возможные способы прав и законных интересов обязательных наследников при заключении рассмотренного соглашения.

С 1 июня 2019 года заработает совместное завещание супругов. Что лучше: завещание или наследственный договор

Как лучше передать недвижимость близким людям, чтобы самому не остаться с носом

Последние изменения в законодательстве о наследстве и завещаниях предлагают два новшества. Новшество первое — супруги теперь смогут написать совместное завещание. И вместе определить наследников и их доли или по взаимному согласию вообще лишить кого-то наследства.

Так, в совместном завещании можно определить как судьбу общего имущества (то, которое приобретено в браке), так и недвижимости и движимости, которая принадлежит каждому из них. Что логично. Раз уж пользуются люди имуществом вместе не один десяток лет, пусть уж вместе им и распоряжаются.

Скажем, если у кого-то из супругов есть несовершеннолетние дети от первого брака, лишить их наследства не получится ни по индивидуальному завещанию, ни по совместному.

Второе новшество заключается в том, что с наследниками можно будет заключать так называемый наследственный договор. Смысл этого документа — в нем можно прописать некие особые обязанности наследника. Откажется он их выполнять — останется без наследства.

Скажем, беспокоится человек, станут ли дети заботиться о его собаке или кошке. Заботу о зверюшке — чтоб была накормлена и не оказалась на улице — можно сделать условием наследственного договора.

Новшества начнут действовать с 1 июня 2019 года.

Завещание или дарственная?

В жизни бывает всякое. И потому все чаще возникает вопрос: как лучше передать недвижимость близким людям, чтобы самому не остаться с носом: написать завещание или дарственную? В какой форме это лучше сделать, решает каждый решает, конечно, сам. Но при этом важно не ошибиться в главном, чтобы потом не пришлось жалеть.

Случаи из практики

Но потом, когда племянник женился. Она очень пожалела об этом. Ирина Петровна и ее новая родственница как-то сразу не сошлись характерами. И началось. Все чаще и все откровеннее племянник стал намекать: ты тут, тетя, не хозяйка и вообще у тебя в собственности дом в деревне есть — не хотела бы ты там пожить? Обиделась Ирина Петровна на такое отношение. И захотела договор дарения отменить.

Однако нотариус сделать это отказалась, сославшись на то, что передумать и отменить договор дарения нельзя — в отличие от завещания, которое наследодатель может переписывать столько раз, сколько хочет. Чтобы оспорить дарственную, в любом случае надо обращаться в суд — даже если это хочет сделать сам даритель.

При этом, для того чтобы суд вернул все как было, должны быть очень веские основания. Например, получив квартиру или дачу в подарок, ее новый неблагодарный владелец совершил покушение на жизнь дарителя (или членов его семьи) или избил благодетеля (нанес ему телесные повреждения).

Либо новый владелец так плохо обходится с подарком, что состояние жилого помещения оказалось под угрозой — там разруха.

Может случиться так, что наследников окажется слишком много. Гражданин В.Е. попал в смертельную автокатастрофу. На квартиру завещание было оформлено на жену. Ту, однако, ждал неприятный сюрприз: как выяснилось, на наследство имеют право двое несовершеннолетних сыновей от предыдущего брака.

Несмотря на завещание, квартиру, таким образом, предстояло делить на троих — хотя фактически дети жили в другом месте со своей мамой, которой В.Е. при разводе оставил квартиру.

Завещание завещанием, но по российскому законодательству некоторых близких родственников обделить наследством никак не получится — они имеют право на так называемую обязательную долю. Это, в частности:

● несовершеннолетние дети (в том числе усыновленные),

● дети-инвалиды которым может быть и больше 18 лет,

● нетрудоспособные отец и мать наследодателя (инвалиды, пенсионеры),

● нетрудоспособные жена или муж (инвалиды, пенсионеры — имеется в виду постоянная нетрудоспособность),

● любые другие нетрудоспособные или недееспособные иждивенцы (те, кого наследодатель фактически содержал, поскольку сами они зарабатывать в силу своего физического или психического состояния не могут).

В каком случае дарение может оказаться предпочтительнее завещания?

Когда в противном случае есть вероятность, что на имущество с учетом обязательных наследников будет слишком много претендентов, а отношения между ними не самые хорошие и договориться, скажем, совместно продать квартиру у них вряд ли получится.

Если тот, кто дарит, действительно не предполагает сам этим имуществом как-то в будущем распоряжаться. Например, если родители хотят купить вступившей в брак дочери квартиру (но боятся, чтобы ей при разводе не пришлось ее делить с мужем), договор дарения — самый подходящий вариант. Все, что супруги получили в период брака в подарок, при разводе не делится.

Когда лучше все же написать завещание?

Дело в том, что подаренная недвижимость сразу переходит к тому, кому ее дарят. Даритель больше не имеет на нее прав. В то время как завещание предполагает, что права на квартиру перейдут к другому человеку только после смерти завещателя и оформления наследником своих прав.

Учитывать это важно не только пожилым людям. Если муж дарит квартиру жене, а потом они расходятся, переподелить жилище уже не получится, оно останется в собственности теперь уже бывшей супруги.

Скорее всего завещание может быть более выгодным вариантом для того, кому предполагается передать недвижимость, если он не близкий родственник. Потому как седьмой воде на киселе, получив в подарок квартиру, придется платить подоходный налог в размере 13% от ее стоимости.

Учтите, сумма может получиться немаленькая, а то и вообще неподъемная. От этой неприятной обязанности освобождены: супруг/супруга, родители и дети (в том числе усыновленные), дедушка, бабушка и внуки, братья и сестры (включая тех из них, кто имеет только общего отца или общую мать).

Наследственный договор

Как уже ранее рассказывалось, законодатель внес существенные изменения в наследственное право, установленное законом. Данные изменения коснулись процедуры распоряжения имуществом на случай смерти, то есть завещания, так как был изменен принцип, устанавливающий, что в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина, и совершение завещания двумя или более гражданами не допускается.

В данный момент законодатель внес изменения, вступающие в силу с «01» июня 2019 года, которые, кроме права на совместное завещание супругами, еще внесли такое понятие, как наследственный договор.

Наследственный договор – это договор, условия которого определяют круг наследников и порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти к пережившим наследодателя сторонам договора или к пережившим третьим лицам, которые могут призываться к наследованию.

Для действующего российского наследственного законодательства такие изменения являются по сути революционными, так как распоряжение имуществом на случай смерти возможно было сделать только путем совершения односторонней сделки, то есть путем совершения завещания. Наследственный договор, соответственно, является многосторонней сделкой.

В данный момент для завещания достаточно воли одного лица, чтобы завещать имущество, то есть наследодателя. Предлагаемые же изменения устанавливают, что для распоряжения имуществом наследодателя возможно заключение вышеуказанного договора. Таким образом, для заключения такого договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Наследственный договор наследодатель вправе заключить с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию. Последствия, предусмотренные наследственным договором, могут быть поставлены в зависимость от наступивших ко дню открытия наследства обстоятельств, относительно которых при заключении наследственного договора было неизвестно, наступят они или не наступят, в том числе от обстоятельств, полностью зависящих от воли одной из сторон.

Наследственный договор должен быть подписан каждой из сторон наследственного договора и подлежит нотариальному удостоверению. При этом иные лица, которые, согласно закону, в некоторых случаях могут удостоверять завещания, не могут заверять наследственные договоры.

В случае уклонения одной из сторон от нотариального удостоверения наследственного договора правила о том, что суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной, не применяются.

При удостоверении наследственного договора нотариус обязан осуществлять видеофиксацию процедуры заключения наследственного договора, если стороны наследственного договора не заявили возражение против этого.

Наследственные договоры не могут быть совершены в чрезвычайных обстоятельствах. Несоблюдение этого требования влечет ничтожность указанных завещаний и договоров.

Наследодатель вправе заключить один или несколько наследственных договоров с одним или несколькими лицами, которые могут призываться к наследованию.

Если одно имущество наследодателя явилось предметом нескольких наследственных договоров, заключенных с разными лицами, в случае принятия ими наследства подлежит применению тот наследственный договор, который был заключен ранее.

Изменение или расторжение наследственного договора допускается только при жизни сторон этого договора по соглашению его сторон или на основании решения суда в связи с существенным изменением обстоятельств, в том числе в связи с выявившейся возможностью призвания к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

Наследодатель вправе совершить в любое время односторонний отказ от наследственного договора путем уведомления всех сторон наследственного договора о таком отказе. Уведомление об отказе наследодателя от наследственного договора подлежит нотариальному удостоверению. Нотариус, удостоверивший уведомление об отказе наследодателя от наследственного договора, обязан в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате и нотариальной деятельности, в течение трех рабочих дней направить копию этого уведомления другим сторонам наследственного договора.

Наследодатель, отказавшийся от наследственного договора, обязан возместить другим сторонам наследственного договора убытки, которые возникли у них в связи с исполнением наследственного договора к моменту получения копии уведомления об отказе наследодателя от наследственного договора.

Другие стороны наследственного договора вправе совершить односторонний отказ от наследственного договора в порядке, предусмотренном законом или наследственным договором.

Наследственный договор может быть оспорен при жизни наследодателя по иску стороны наследственного договора, а после открытия наследства по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим наследственным договором.

После заключения наследственного договора наследодатель вправе совершать любые сделки в отношении принадлежащего ему имущества и иным образом распоряжаться принадлежащим ему имуществом своей волей и в своем интересе, даже если такое распоряжение лишит лицо, которое может быть призвано к наследованию, прав на имущество наследодателя. Соглашение об ином ничтожно.

После смерти наследодателя требовать исполнения обязанностей, установленных наследственным договором, могут наследники, душеприказчик, пережившие наследодателя стороны наследственного договора или пережившие третьи лица, а также нотариус, который ведет наследственное дело, в период исполнения им своих обязанностей по охране наследственного имущества и управлению таким имуществом до выдачи свидетельства о праве на наследство.

В случае отказа стороны наследственного договора от наследства наследственный договор сохраняет силу в отношении прав и обязанностей других его сторон, если можно предположить, что он был бы заключен и без включения в него прав и обязанностей отказавшейся от наследства стороны.

Возникающие из наследственного договора права и обязанности стороны наследственного договора неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Наследственный договор, в котором участвуют супруги, а также лица, которые могут призываться к наследованию за каждым из супругов, может определять порядок перехода прав на общее имущество супругов или имущество каждого из них в случае смерти каждого из них, в том числе наступившей одновременно, к пережившему супругу или к иным лицам; определять имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает прав третьих лиц, а также может содержать иные распоряжения супругов, в частности условие о назначении душеприказчика или душеприказчиков, действующих в случае смерти каждого из супругов. В случае заключения такого наследственного договора к супругам применяются правила о наследодателе.

Указанный выше наследственный договор утрачивает силу в связи с расторжением брака до смерти одного из супругов, а также в связи с признанием брака недействительным.

Указанный выше наследственный договор отменяет действие совершенного до заключения этого наследственного договора совместного завещания супругов.

Условия наследственного договора действуют в части, не противоречащей правилам об обязательной доле в наследстве (в том числе об обязательной доле в наследстве, право на которую появилось после заключения наследственного договора), а также о запрете наследования недостойными наследниками. Условия наследственного договора, к котором участвуют супруги действуют в части, не противоречащей правилам об обязательной доле в наследстве при наличии имеющего право на обязательную долю наследника хотя бы одного из супругов, а также правилам о запрете наследования недостойными наследниками при наличии недостойного наследника хотя бы одного из супругов.

Если право на обязательную долю в наследстве появилось после заключения наследственного договора, предусмотренные наследственным договором обязательства наследника по наследственному договору уменьшаются пропорционально уменьшению части наследства, причитающейся ему после удовлетворения права на обязательную долю в наследстве.